• Офис в Швейцарии: Zugerstrasse 74, 6341 Baar
  • +41 41 767 70 60
  • +41 41 767 70 56

Публикации

Правовое регулирования блокчейн технологий в РБ.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Декрет о Новом Цифровом Мире Историческая традиция предписывает заканчивать 17-й год столетия принятием судьбоносных декретов. Декрет о Мире и Декрет о Земле – это здорово, но несколько несовременно.

А наиболее современным из всех искусств для нас по-прежнему являются блокчейн технологии.Пока Россия только готовит пакет законопроектов, регулирующих вопросы ICO, криптовалют, майнинга, смарт-контрактов и т.д., Республика Беларусь уже обзавелась комплексным нормативным актом, посвященным блокчейн технологиям. 21 декабря 2017 года Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко подписал Декрет № 8 "О развитии цифровой экономики" (далее – Декрет). Как справедливо указывается на сайте Президента Республики Беларусь, документ создает беспрецедентные условия для развития ИТ-отрасли и дает серьезные конкурентные преимущества стране в создании цифровой экономики XXI века[1].

Декрет не только определяет основные понятия и правила игры, но и предусматривает существенные налоговые льготы для участников рынка. Отдельно следует отметить экспериментальное внедрение на законодательном уровне институтов английского права применительно к одной конкретной сфере отношений (блокчейн технологии). Предложенная модель, с одной стороны, позволяет участникам рынка действовать без существенных ограничений и на понятных условиях, с другой – сохраняет за государством возможность точечного регулирования и давления на отдельных игроков, не отвечающих представлениям властей о прекрасном.

Не претендуя на полноценный охват всей темы блокчейн технологий в Республике Беларусь, остановимся на наиболее интересных аспектах Декрета и формируемого на его основе правового поля.

Итак, Республика Беларусь всерьез намерена создать у себя «криптоигорную зону» и уже определила основные правила игры.

Определимся с терминами

Итак, с чего начинается инструкция к любой настольной игре? Правильно, с определения понятий, используемых в этой самой инструкции. Аналогичным образом устроен практически любой юридический документ, регулирующий что-то с чистого листа. Применительно к блокчейн технологиям то же самое: слов много и каждый понимает их в меру своей погруженности в материал.  Поэтому, особый интерес представляют содержащиеся в Декрете дефиниции. Остановимся на наиболее значимых терминах.

Краеугольным камнем Декрета является определение Цифрового знака (токен), включающего как собственно токены, так и криптовалюты. Согласно Декрету, Цифровой знак (токен) – запись в реестре блоков транзакций (блокчейне), иной распределенной информационной системе, которая удостоверяет наличие у владельца цифрового знака (токена) прав на объекты гражданских прав и (или) является криптовалютой. Сама по себе данная формулировка не позволяет однозначно отнести токены к определенной категории объектов гражданских прав, однако, указание в том же декрете на право владельцев токенов владеть цифровыми знаками на праве собственности или ином вещном праве, свидетельствует об отнесении токенов к имуществу (ст. 210 ГК РБ). При этом, однако, для целей налогообложения, отчуждение токенов, в том числе путем их обмена на иные токены, рассматривается как реализация имущественных прав.

Декрет устанавливает следующие особенности токенов:

1)       токены могут, с учетом некоторых ограничений, быть объектом сделок;

2)       токены являются активами для целей бухгалтерского учета;

3)       операции с токенами не признаются банковской деятельностью;

4)       деятельность с использованием токенов, осуществляемая резидентами Парка высоких технологий, не подпадает под требования законодательства о ценных бумагах.

Определяет Декрет и понятие криптовалюты. Согласно указанному документу, под криптовалютой понимается «биткоин, иной цифровой знак (токен), используемый в международном обороте в качестве универсального средства обмена». Указанное определение не слишком удачно, поскольку, во-первых, не содержит указания на такой существенный признак криптовалюты, как отсутствие единого эмитента, а во-вторых, содержит ссылку на биткоин, т.е. на термин, Декретом не определенный. Тем не менее, пока что и на этом спасибо.

Следующее важное понятие – майнинг. Согласно Декрету, майнинг – отличная от создания собственных цифровых знаков (токенов) деятельность, направленная на обеспечение функционирования реестра блоков транзакций (блокчейна) посредством создания в таком реестре новых блоков с информацией о совершенных операциях. Лицо, осуществляющее майнинг, становится владельцем цифровых знаков (токенов), возникших (добытых) в результате его деятельности по майнингу, и может получать цифровые знаки (токены) в качестве вознаграждения за верификацию совершения операций в реестре блоков транзакций (блокчейне). Если майнинг осуществляют физические лица без привлечения иных физических лиц, то данная деятельность не будет считаться предпринимательской.

Декрет, помимо владельцев токенов, вводит две принципиальных категории субъектов, оперирующих в сфере блокчейн, - операторы криптоплатформ и операторы обмена криптовалют.

Первая категория – оператор криптоплатформ – это резидент Парка высоких технологий (далее – ПВТ), предоставляющий с использованием информационной системы физическим и (или) юридическим лицам, в том числе нерезидентам Республики Беларусь, возможность совершения между собой и (или) с оператором криптоплатформы следующих сделок (операций):

- отчуждение, приобретение цифровых знаков (токенов) за белорусские рубли, иностранную валюту, электронные деньги;

- обмен цифровых знаков (токенов) одного вида на цифровые знаки (токены) другого вида;

- иных сделок (операций) в соответствии с требованиями настоящего Декрета.

Оператор обмена криптовалют – резидент ПВТ, осуществляющий с использованием информационных систем и (или) программно-технических комплексов, работающих в режиме самообслуживания (криптоматов), от собственного имени и в своем интересе, обмен цифровых знаков (токенов) одного вида на цифровые знаки (токены) другого вида, их покупку и продажу за белорусские рубли, иностранную валюту, электронные деньги. Операторы криптоплатформ, операторы обмена криптовалют обязаны обеспечивать наличие на счетах в банках Республики Беларусь денежные средств в размере не менее 1 млн. белорусских рублей для оператора криптоплатформы, не менее 200 тыс. белорусских рублей для оператора обмена криптовалют.

Следует особо отметить тот факт, что большая часть доступных операций с криптоактивами может осуществляться только при условии участия резидентов ПВТ. Вводя в качестве обязательных элементов функционирования крипторынка наличие резидентов ПВТ, государство, с одной стороны, создает своего рода криптозаповедник (некоторые страны используют понятие «песочница»), с другой – получает достаточно эффективный контроль за оборотом криптоактивов. Контроль достигается как необходимостью резидентов ПВТ регулярно отчитываться о движении активов, так и возможность внесудебного аннулирования статуса резидента ПВТ с одновременными ретроспективными налоговыми последствиями в виде обязанности компенсировать предоставленные данному резиденту ПВТ налоговые льготы.

Еще одним интересным нововведенным термином является виртуальный кошелек. Согласно Декрету, виртуальный кошелек – программное или программно-техническое средство, предназначенное для хранения цифровых знаков (токенов) и позволяющее его владельцу осуществлять операции с ними. Соответственно, владельцы токенов получают право хранить в таких кошельках свои средства.

Как ходят, как сдают - допустимые операции на крипторынке

Для физиков

Физические лица могут владеть токенами, хранить их в виртуальных кошельках, осуществлять майнинг, обменивать токены на другие токены, приобретать и/или отчуждать токены за белорусские рубли, иностранную валюту, электронные деньги, дарить и завещать токены.

Индивидуальные предприниматели – резиденты ПВТ, кроме того, вправе через резидента ПВТ, осуществляющего соответствующий вид деятельности, создавать и размещать собственные токены в Республике Беларусь и за рубежом.

Из вышеприведенного следует вывод, что индивидуальные предприниматели, не являющиеся резидентами ПВТ, лишены возможности участия в криптообороте.

Для лириков, то есть для юриков

Юридические лица вправе владеть токенами, хранить токены в виртуальных кошельках, через резидента ПВТ, осуществляющего соответствующий вид деятельности, создавать и размещать собственные токены в Республике Беларусь и за рубежом, через операторов криптоплатформ, операторов обмена криптовалют, иных резидентов ПВТ, осуществляющих соответствующий вид деятельности, приобретать, отчуждать токены, совершать с ними иные сделки (операции).

Юридические лица – резиденты ПВТ, кроме того, вправе осуществлять иную деятельность с использованием токенов в порядке, установленном Положением о ПВТ.

Налоговые пряники

Естественно, для привлечения игроков необходимо чем-то этих самых игроков заинтересовать. Республика Беларусь про это правило не забыла и предоставило участникам крипторынка действительно очень щадящее налогообложение.

Итак, разберемся, кто и сколько будет отчислять в казну.

Физические лица

До 01 января 2023 года физические лица не будут платить подоходный налог с доходов от майнинга, приобретения (в том числе в порядке дарения), отчуждения токенов. При этом расходы физических лиц – индивидуальных предпринимателей от таких деятельности и операций не учитываются при налогообложении доходов, полученных от осуществления предпринимательской деятельности.

Юридические лица

До 01 января 2023 года устанавливаются следующее налоговые льготы.

Не признаются объектом налогообложения по НДС и налогу на прибыль, соответственно, обороты и прибыль (доходы) резидентов ПВТ от деятельности по майнингу, созданию, приобретению, отчуждению токенов. При этом выручка и затраты (расходы) от таких деятельности и операций не учитываются для целей исчисления и уплаты налога на прибыль, а суммы налога на добавленную стоимость, предъявленные при приобретении (уплаченные при ввозе) товаров (работ, услуг), имущественных прав, связанных с осуществлением таких деятельности и операций, вычету не подлежат.

Также не будут облагаться НДС обороты по отчуждению токенов, в том числе обороты по их отчуждению иностранными организациями, не осуществляющими деятельность в Республике Беларусь через постоянное представительство и не состоящими в связи с этим на учете в налоговых органах Республики Беларусь. При этом не подлежат вычету суммы налога на добавленную стоимость, предъявленные при приобретении (уплаченные при ввозе) товаров (работ, услуг), имущественных прав, связанных с осуществлением деятельности и (или) операций по приобретению (созданию) и (или) отчуждению токенов.

При применении упрощенной системы налогообложения выручка от отчуждения токенов путем их обмена на иные токены также не признается объектом налогообложения.

Следует отметить, что резиденты ПВТ обязаны отчислять 1 процент от выручки в пользу ПВТ.

Таким образом, можно констатировать, что создаваемый на территории Республики Беларусь криптозаповедник может смело именоваться безналоговой зоной.

Другим важным конкурентным преимуществом, способным привлечь потенциальнх участников крипторынка в Республику Беларусь, стало экспериментальное введение отдельных правовых конструкций и институтов, ранее либо не присутствовавших в правовом пространстве данного государства вообще, либо не имевшие специального правового регулирования.

Перечислим некоторые.

Конвертируемый займ. По данному договору займодавец передает заемщику деньги в обмен на обещание в будущем передать займодавцу долю либо акции в уставном фонде заемщика. Данная конструкция может быть чрезвычайно уместным способом структурирования ICO.

Опцион на заключение договора и опционный договор. Правовое регулирование практически идентично российскому.

Смарт-контракты. Смарт-контракт представляет собой программный код, предназначенный для функционирования в реестре блоков транзакций (блокчейне), иной распределенной информационной системе в целях автоматизированного совершения и (или) исполнения сделок либо совершения иных юридически значимых действий. Лицо, совершившее сделку с использованием смарт-контракта, считается надлежащим образом осведомленным о ее условиях, в том числе выраженных программным кодом, пока не доказано иное.

Соглашение о возмещении имущественных потерь (indemnity). Регулирование данного правового института также во многом повторяет положения российского законодательства, в частности, в ст. 406.1 ГК РФ.

Кроме того, резиденты ПВТ получили права подчинить корпоративные споры любому материальному праву, а также избирать любой суд, в том числе за пределами Республики Беларусь, для разрешения данных споров.

Краткие выводы

Подводя итоги, отметим, что Республика Беларусь вполне может стать новой криптодолиной, как минимум, для постсоветского пространства. Вряд ли следует ожидать существенного перетока европейских криптостартапов в Беларусь – слишком высока неуверенность в белорусской правовой системе, да и про санкции забывать не стоит. Однако, среди стран СНГ у Белоруссии есть шанс стать серьезным игроком, предпосылки созданы.

 

[1] http://president.gov.by/ru/official_documents_ru/view/dekret-8-ot-21-dekabrja-2017-g-17716

© White Bridge Consulting.
All rights reserved 2018